Все фотографии принадлежат автору.

Когда-то давно, когда блоги велись в жж и имели совсем иную коннотацию, я задала вопрос своим читателям - что почитать на тему мира женщины в литературе? По результатам ответов я составила список. И лишь недавно решила написать о прочитанном, ведь список можно дополнять бесконечно!

  1. Агата Кристи «Автобиография»
  2. Нина Шнирман «Счастливая девочка»
  3. Сильвия Платт «Под стеклянным колпаком»
  4. Дорис Лессинг «Золотая тетрадь»
  5. Ванесса Диффенбах «Язык цветов»
  6. Людмила Улицкая «Медея и ее дети»
  7. Халед Хоссейни «Тысяча сияющих солнц»

Агата Кристи "Автобиография"

Воспоминания – одна из наград, которые приносит возраст, и при этом награда сладостная.

 

Даже если мы по какой-то случайности позабыли романы Агаты Кристи, сериал про Эркюля Пуаро помнят все. Но не все знают, что королева детектива также написала собственную биографию. Книга-рассуждение, медленная, лишенная осязаемого сюжета. И при этом цельная. Здесь не запоминаются даты или конкретные события. Зато ярки наблюдения, личные воспоминания, которые, словно бусы, нанизываются на единую нить. Перебирая эти бусинки-четки, пускаешься вместе с госпожой Кристи в путешествие внутрь ее жизни. Можно подивиться тому, как некоторые вещи были для нее совершенно обыденными и простыми - например, обязательно работать во время войны и приносить практическую пользу (обе мировые войны Агата работала фармацевтом в аптеке при госпитале). Решившись, идти до конца - как в случае со свадьбой с полковником Кристи. При крайне малом доходе непременно держать няню для дочери. И как странны и волнительны для нее другие вещи - отсутствие у ребенка игрового воображения. Вдруг в немолодом возрасте собраться и уехать вести кочевой образ жизни археолога с мужчиной - ровесником ее племянника.

Это нереально реальная жизнь: события и мысли автора истинны, но все это выписано как в романе - беззаботное детство, счастливый поздний брак, успешная карьера писательницы и археолога. И здесь падение, разочарование, печаль и жизненные трудности всегда сменяются успехом, обретенным равновесием, благополучием.

 

Нина Шнирман «Счастливая девочка»

— Если дети не хотят играть с сыном дворника и татарином, — говорит Мамочка спокойно, — значит, их родители плохие, глупые и ничтожные люди.

 

Главная героиня Нинуша растет не по дням а по часам - от страницы к странице, от трехлетки с прямолинейным мышлением и краткими фразами - до мечтательной школьницы. Маленький роман взросления маленькой девочки, в скорлупке ореха - об огромной жизни среди войны и потерь. И как это важно - ценить самые простые вещи. Маму и папу. Сестру и бабушку. Кукольный спектакль. Потрепанную книжку. Свою комнату. Бабушкины пирожки. Звуки скрипки.

 

Сильвия Платт «Под стеклянным колпаком»

Мать сказала, что лучшее лекарство для человека, который слишком много о самом себе размышляет, — это помощь тем, кому приходится еще хуже, чем тебе.

 

В этом романе автор Сильвия Платт описывает свою смерть задолго до ее совершения. То ли по роману, то ли на самом деле она была склонна к самоубийству - и тем и закончила поэтесса, признанная по-настоящему лишь после своей кончины, и удостоенная Пулитцеровской премии посмертно. Прямая речь романа - внутренний мир яркой молодой девушки среди насыщенной жизни Нью-Йорка, но как будто бы сразу же с трещиной, с червоточиной. А также как незаметно можно лишиться рассудка, стоит лишь поддаться депрессии.

 

Дорис Лессинг “Золотая тетрадь”

Есть только один способ читать книги, а именно — надо ходить по библиотекам и книжным лавкам и пролистывать множество книг, выбирая из них те, которые вас привлекают, и читать надо только их, бросая их, когда вы почувствуете скуку, перескакивая через те части, которые покажутся вам затянутыми, — и никогда, никогда не читайте книг из ложного чувства долга, или из-за того, что они принадлежат какому-то течению или направлению. Помните о том, что книга, которая кажется вам скучной в двадцать или тридцать лет, откроет для вас свои двери, когда вам будет сорок или пятьдесят, — и наоборот. Не читайте книгу, если ее время для вас еще не настало.

 

Дневники интригуют, словно лезешь в запретное, в то, что человек не хочет просто так рассказывать. Шаг за шагом идешь туда, куда вроде бы не следует - но раз дневник написан, ему необходим читатель. А дневник феминистки сразу же становится интригующим вдвойне.

 

Несколько тетрадей одного автора хитро переплетаются и проникают друг в друга, хотя и кажется, что их содержимое, словно кислоты и щелочи, разложено по отдельным банкам с плотно завинченными крышками и никогда не должно быть перемешано случайным образом. Бестселлер про жизнь молодых летчиков в Южной Африке во времена Второй Мировой войны. Наблюдения о сложной судьбе коммунизма в Европе. Длительные откровенные беседы двух подруг. Несколько набросков дамских романов, и несколько романов в романе. И все это становится в одночасье отброшенным, когда появляется необычайный мужчина и золотая тетрадь, как венец всего дневникового жанра.

 

Ванесса Диффенбах «Язык цветов»

Чертополох растет везде, - проговорила она. - Видимо, поэтому люди так неутомимо ненавидят друг друга.

(чертополох - мизантропия)

 

Самая спорная книга из всей подборки, оставленная ради двух вещей. Прежде всего, ради личности главной героини, сироты из детского дома. Виктория балансирует на грани острой потребности в любви и яростном желании эту любовь от себя отбросить, как незаслуженную и лишнюю. Второе достоинство - яркий цветочный язык, метафора сам по себе, когда цветами можно разговаривать, выражать свои чувства. Им в совершенстве овладела Виктория, меняя судьбы людей, возвращая им надежду и радость жизни. Лишь себе она не может вернуть радость - потому что практически никогда не знала, что это такое и как можно позволить себе быть счастливой.

Людмила Улицкая "Медея и ее дети"

Есть браки, скрепляющиеся в постели, есть — распускающиеся на кухне, под мелкую музыку столового ножа и венчика для взбивания белков, встречаются супруги-строители, производящие ремонты, закупающие по случаю дешевые пиломатериалы для дачного участка, гвозди, олифу и стекловату, иные держатся на вдохновенных скандалах. Брак Маши и Алика совершался в беседах.

 

Семейные саги, если они хорошо написаны, всегда найдут читателя. Густой, как патока, и мозаичный, как медовые соты, роман о греческом семействе Синопли, о Медее - той, какой могла бы быть состарившаяся и помудревшая Медея из греческого мифа.

Своих детей не родила, зато вырастила несколько поколений, и держала в Крыму дом как приют для родни, принимая каждого в нем как есть. Она все видит - все стремительные повороты судеб ее родных, их измены и метания, и всех прощает. И идет собирать барбарис и шалфей на берег Крыма, под Феодосией...

 

Коротенькое утреннее правило из совершенно стершихся молитвенных слов...: принять новый день с его трудами, огорчениями, чужими пустыми разговорами и вечерней усталостью, дожить до вечера радостно, ни на кого не гневаясь и не обижаясь.

 

Халед Хоссейни «Тысяча сияющих солнц»

Чему-то вас могу научить я. Что-то вы почерпнете из книг. Но есть и такое, что нужно увидеть своими глазами. И прочувствовать.

 

Есть книги, которые я стараюсь не читать, и есть вещи, которые я не в силах понять. Эти вещи - слепая жестокость. Самодурство. Экстремизм. Эти книги - те, в которых от жестокости страдают женщины и дети.

Но тут, после книги Грега Мортенсона и Дэвида Оливера Релина “Три чашки чая” (о благотворительной деятельности в Пакистане), мне захотелось инсайдерского взгляда - истинного взгляда человека, который живет внутри этого мира. Халед Хоссейни - афганец, описывающий в своих книгах непростые судьбы своего народа.

Девушка, ошибочно появившаяся на свет и лишенная возможности управлять своей жизнью, и юная красавица из любящей свободной семьи, внезапно потерявшая все дорогое ее сердцу, сталкиваются под одной крышей жестокого деспота. И из их заточения рождается искренняя и настоящая женская дружба, способная даровать им обеим свободу.