Все фотографии принадлежат автору.

Часто глубоко личные мечты остаются невысказанными или становятся тайнами после свадьбы.

Джон Готтман

К концу года я не стремлюсь подводить итоги - просто потому, что не хочется. Я подошла к финишу-2016 настолько измотанной физически, что сейчас пью чай с лимоном и медом, лечу ребенка от простуды (хотя смешно звучит, лечить этот процесс почти бессмысленно), и стараюсь очень аккуратно подойти к теме планирования следующего года. Поставив себе однажды цели в духе “чему мне хотелось бы научиться” я не могу сказать, что этот туманный подход оказался эффективным. На этот раз мне хочется прописать цели более конкретно и осязаемо, но при этом трезво оценить свои силы, что весьма непросто. Потому что грядущий год сулит перемены, но какие именно и в каком масштабе - мне пока совершенно непонятно.


Но, оставив на время целеполагание в стороне, я лучше поделюсь теми яркими моментами года, которые останутся со мной надолго, и которые можно взять на заметку и даже осуществить самостоятельно в том или ином качестве.

 

День танца с Аглаей Датешидзе

 

В этот один день я загадала и разгадала очень многое для себя. В принципе, не так уж важно, в каком виде переживать контакт с собой - нужно ли для этого идти на тренинг к танцевальному терапевту или достаточно съездить в лес в одиночестве. Важно этот контакт с собой поддерживать, периодически очищать голову от лишнего мусора и уметь находить ответы на самые важные вопросы. А чем и как разрешится мой вопрос - станет ясно уже совсем скоро, в начале грядущего года.


Аглая - психотерапевт и много кто еще. Она умеет работать с телом, с эмоциями и с запросами клиента. Умеет погружать человека в поток и вовремя его оттуда вытаскивать. И проводить качественную терапию. Формат танцевальных тренингов - очень щадящий с одной стороны, но невероятно глубокий с другой. Помимо самого тренинга, я провела в ее семейном лагере “Зимняя деревня привязанностей” в Индии целый месяц, чем невероятно обогатила свой жизненный опыт, подход к родительству, воспитанию ребенка, научилась большей терпимости к окружающему миру и вниманию к собственным границам одновременно. Познакомилась с удивительными людьми, усвоила бесценные истины и прикоснулась к мудрости.

Автор фотографий: Анна Борисова

 

Психолог Джон Готтман и искусствовед Паола Волкова

 

Две совершенно никак не связанные друг с другом личности, которые очень обогатили мой год. Связывает их только одно - их книги можно легко найти и прочитать.

 

Джон Готтман - семейный психолог, который 40 лет своей жизни посвятил изучению супружеских взаимоотношений. Свои наблюдения и выводы он описывает в книгах очень доходчиво, емко и по делу. Его книги можно “глотать” на одном дыхании или разбирать по косточкам. И я к ним в блоге еще вернусь: у меня задуман пост про лучшие нон-фикшн книги, прочитанные мной в 2016, среди которых есть и Джон Готтман.


Паола Волкова уже попадала в поле моего зрения. Упомяну снова ее нестандартный взгляд на привычные вещи, колоссальные энциклопедические знания в области мировой культуры и вечный поиск смысла. Она не описывает скучным тоном технику исполнения - она задает вопросы, ищет разгадки, пытается постичь суть задуманного художником.

 

Концерт Sigur Ros на фестивале STEREOLETO

 

Я посещаю Стереолето не первый год. Там собраны самые разные артисты практически любых жанров с самых немыслимых уголков мира - от кубинцев до граждан ЮАР. На сцене Елагина острова в Петербурге выступали Morcheeba, Ник Кейв, Аукцыон и Борис Гребенщиков. А в 2016 - одна из музыкальных групп, которые оказали на меня наибольшее влияние - исландцы Sigur Ros. Немыслимо было и представить себе, что они приедут в Россию, причем на летний фестиваль. И, непринужденно сидя на лужайке, можно будет слушать их космос, и смотреть на фантастического уровня шоу, которых в нашу страну привозят не так много.

 

Квартирник Василия Зоркого в Москве в редакции Seasons of Life на Флаконе

 

Под квартирником мне чаще всего видится некое странное действо, когда в одну квартиру набиваются десятки разношерстных, шапочно знакомых людей, большинство из которых - бедные студенты. За окнами обязательно темно и какая-нибудь зимне-осенняя морось. Девушка в порванных колготках мило улыбается нечесаному парню в косухе, несколько ребят пытаются скинуться на пиво, а у дальней стены с ковром стоит (сидит) человек с гитарой. Его друг под сурдинку пытается продавать домашней записи диски с кривыми обложками. И так далее.


Но, само собой, мой любимый российский журнал Seasons of Life делает квартирники по-другому. Прямо в редакцию журнала заглянул Василий Зоркий - музыкант, журналист, автор песен, режиссер и креативный директор “Афиши” - с гитарой, одним сопровождающим музыкантом и авторской программой. Он читал отрывки из любимых произведений, исполнял свои песни, а также музыку, уже ставшую для нас классикой - от песен Стинга до группы “Кино”. Вкупе со своими комментариями. Этакий срез культуры тридцатилетних, тех песен и произведений, на которых мы выросли. Которые сразу же хочется перечитать, переслушать, или прочесть, наконец, если до сих пор еще не. И все это - в зале с трехэтажным потолком для аудитории из 40 человек, с ужином и за бокалом неплохого вина. И где ты на удивление чувствуешь себя очень по месту. Мой вывод: артисты - люди, очень остро чувствующие то, что большинство осознают очень смутно, в виде намеков.

 

Донна Тартт “Щегол”

 

Оставила напоследок, хотя именно с этой книги начался мой 2016 год. Я прочла эти 800 с лишним страниц за неделю - каждый вечер, уложив строптивое дитя спать, в 21 час я садилась с чашкой чая и книгой за стол, ровно в час выливала остывший чай и с сожалением закрывала книгу до завтра. Интрига здесь относительная, много мелких мало что значащих деталей, “размытый” главный герой. Однако произведение дарит особенное ощущение - погружение в себя, в большущий и почти осязаемый созданный писателем мир - это не вкладка в браузере на телефоне, не научно-познавательное психолого-популистское чтиво, которое забудется сразу, как только закроешь. Это мир крупной литературной формы, которую мы читали дай бог в школе, в виде русской классики, если вообще читали.

И что особенно ценно для меня - на последних сорока страницах сконцентрирована сама суть, этакое мировоззрение литературного героя, к которому он пришел спустя 14 лет пережитой им жизни, а читатель - спустя 800 страниц убористого текста, причем без них этот финальный кусочек теряет всякий смысл - как многие жизненные истины ничего для нас не значат, если мы их не прожили, не прочувствовали кожей, не пришли к ним сами спустя многие годы поисков и трудов.

Вот так я заканчиваю год. Бюрократическая машина меня прожевала и пока так и не выплюнула, прямо сейчас спазмы сводят мне суставы, так что мне почти не усидеть на стуле. Я многое сделала своими руками, и многое так и не сделала. Но точно смогла привнести в свою жизнь что-то новое. Съездила в Индию и в Черногорию, что для меня совсем не характерно: обычно для путешествий я выбирала западную Европу. Прочувствовала вкус и запах моря. Почти забросила любимую художественную литературу и, откликаясь на вновь открывшуюся жажду познания, взялась за нон-фикшн. Начала оглядываться в мире детских книг и издательств. Продолжила формулировать свои ценности, цели и задачи в области фотографии. И запустила этот блог. Ему будет год всего через пару месяцев!